Введение во «вселенную Универсума»

Сидя на диване, я с благоговением смотрел на большую картонную коробку; обычно в такие упаковывают либо пылесосы, либо музыкальные центры – словом, бытовую технику средних размеров. Коробка была квадратной, метр на метр, и высотой сантиметров сорок; каких-либо надписей на ней не наблюдалось – обычный серый картон. Однако этот банальный предмет вызывал у меня такое восхищение, что я, не удержавшись, пробормотал вслух:

– Не зря говорят, что дуракам и извращенцам везёт…

Пожалуй, сторонний наблюдатель решил бы, что я рехнулся. Но в действительности невзрачная коробка представляла собой самое драгоценное сокровище, каким только мог обладать человек в нашем мире – она являлась ни чем иным, как входом в Универсум, а я, соответственно, был его единственным и полноправным владельцем.

Нет смысла рассказывать здесь, каким образом эта необыкновенная вещь попала ко мне в руки – это не имеет ровно никакого значения, да и не собираюсь я выдавать свои секреты. А вот о том, что такое Универсум, рассказать просто необходимо – тем более что вскоре я собирался туда войти и провести там самые яркие и незабываемые часы своей жизни; да что там часы – дни и месяцы!

Говоря коротко – Универсум заключал в себе целый мир, целиком и полностью подчинённый воле своего владельца. Там, внутри этой с виду обычной коробки, искривление пространства и времени достигало теоретического максимума, а это означало, что там таилась персональная вселенная, чудесным образом помещавшаяся в столь небольшом объёме; точно так же стремилось к бесконечности и время в Универсуме – с точки зрения стороннего наблюдателя всякий, кто залезал в эту коробку, вылезал из неё в ту же секунду, независимо от того, сколько времени он провёл внутри.

Меня до такой степени переполняли эмоции, что я вновь произнёс вслух, громко и чётко:

– Итак, теперь я бог. Я бог, и я буду делать всё, что захочу.

Самое чудесное заключалось в том, что я нисколько не преувеличивал. Универсум был действительно запрограммирован лично на меня, и это автоматически давало мне поистине божественную власть в его пределах. Насколько я понимал принцип его работы – Универсум реализовывал и отображал мой же собственный внутренний мир, являясь таким образом своеобразной проекцией моей личности и моего сознания; идея того, что всякий человек является полновластным хозяином своей персональной реальности, получала наглядное воплощение. Там, в Универсуме, я мог создавать и уничтожать предметы, мог устроить по своему усмотрению любой ландшафт и климат, мог воплотить любые, самые безумные фантазии – словом, там я действительно был богом.

Однако забавнее всего было то, что к этому волшебному чуду природы, нагло попирающему все научные принципы, прилагалась самая что ни на есть банальная инструкция – толстая брошюрка небольшого формата с неброской надписью «Универсум – руководство пользователя». Именно чтением этой брошюрки я и был поглощён сейчас; уже на первой странице ощущение всемогущества практически сорвало мне башню – настолько невероятным и изумительным выглядело то, что было там написано.

Одни только эффекты искривления времени чего стоили! Поскольку Универсум перемещал меня в иную реальность, наглухо изолированную от привычной нашей, при возвращении моё физическое тело, как гласила инструкция, «приводилось к исходному состоянию в рамках соблюдения законов сохранения». В переводе на русский язык это означало, что я мог провести в Универсуме десять лет и, соответственно, на десять лет постареть – но стоило лишь мне его покинуть, как я вновь становился таким же, каким был в момент ухода.

При мысли о том, какие бездны открывает передо мной этот факт, я почувствовал лёгкое головокружение. Как минимум – это десятки и сотни жизней, которые можно проживать последовательно! Сейчас мне 38, и это значит, что я могу провести в Универсуме лет тридцать, а то и сорок – до самой старости; потом вернуться сюда, вновь стать 38-летним – и опять скрыться в заветной коробке. Подумать только – я могу прожить полной, разнообразной жизнью десятки, а то и сотни лет – а мир вокруг останется всё таким же, и никто даже не поймёт, что я находился в самом длинном отпуске на свете!

– Бля, я хуею… – пробормотал я, перелистывая страницу. – Сколько же у меня впереди времени…

Инструкция сухо и беспристрастно гласила, что управляется Универсум силой мысли – исключительно моей, разумеется; мне достаточно было лишь чего-то захотеть и мысленно представить себе это, или каким-то иным образом сформулировать своё желание – и оно моментально воплощалось в реальность. Я попытался представить, каково это – когда нужный тебе предмет, каким бы он ни был, просто сам собой возникает из ничего. Разум протестовал, говоря, что такого в природе не бывает – но я знал, что очень скоро увижу это собственными глазами.

Впрочем, на одну лишь силу мысли создатели Универсума полагаться не стали – в комплект, помимо инструкции, входила ещё одна сугубо обыденная и материальная вещь, выглядевшая с виду как обычный ноутбук с большим сенсорным экраном. В руководстве пользователя подробно разъяснялось, что данный предмет является чем-то вроде пульта управления, весьма упрощавшего пользование Универсумом; эта штука – в инструкции она называлась «терминал» – позволяла визуализировать сложные предметы перед их окончательным созданием, запоминала многочисленные настройки и параметры моего рукотворного мира и, вообще, судя по всему, обладала кучей возможностей.

Разумеется, я немедленно включил терминал. Подсознательно я ожидал увидеть там что-то вроде привычной винды, но, само собой, ничего подобного там не оказалось; на голубом экране располагалось множество меню и панелей, а в верхней части мне сразу бросилась в глаза кнопка «Первичная настройка». Источник питания терминала так и остался для меня загадкой – в розетку его включать не требовалось, никаких аккумуляторных отсеков в корпусе я тоже не обнаружил. Не исключено, что энергию он получал непосредственно из Универсума – в конце концов, на фоне остальных чудес это сущие мелочи.

Наверное, по-хорошему следовало одолеть всю инструкцию от начала до конца и хорошенько изучить терминал – но мне настолько не терпелось, что я решил сразу перейти к настройке моего будущего мира, а остальное освоить по мере необходимости; тем более что инструкция утверждала, что для своего владельца Универсум абсолютно безопасен и никакого вреда причинить ему не может. Поэтому я сразу же перешёл к параграфу «Инициализация», в котором говорилось, что перед первым использованием Универсума необходимо произвести его первичную настройку – то есть, попросту говоря, сформировать в нём хоть какую-то реальность, пригодную для жизни.

В первую секунду мысли у меня разбежались. Какой же мир выбрать для себя? Может быть, уютный домик в лесу? Или коттедж в альпийских предгорьях? А может, поселиться в каких-нибудь необычных краях, срисовав их с фэнтезийного романа? Но тут же я одёрнул себя – ведь мой выбор, каким бы он ни был, отнюдь не раз и навсегда; в любой момент я могу изменить реальность так, как мне захочется, а то и вообще пересоздать заново. Сейчас же нужно просто выбрать то, что первым придёт в голову.

Впрочем, я уже знал, на чём я остановлюсь. Сколько я себя помнил, у меня всегда была одна и та же мечта – жить на необитаемом тропическом острове, наслаждаясь райскими условиями, одиночеством и бездельем. Ну что ж – значит, так тому и быть.

Пользоваться терминалом оказалось на удивление просто – было такое ощущение, что он тоже в состоянии читать мои мысли и выдавать на экран именно те настройки, которые я хочу. Стилусом, который прилагался к терминалу, я набросал контуры небольшого острова неправильной округлой формы – примерно километр в диаметре; потом, подумав, увеличил его размеры раз в пять – кто его знает, что придёт мне в голову завтра или послезавтра, лишняя территория в любом случае не помешает. В центре острова я разместил холмы, густо поросшие лесом – туда я ходить не собирался, и они были мне нужны лишь для создания приятного пейзажа; зато по всему периметру острова я протянул широкую полосу песчаного пляжа, позаботившись о том, чтобы песок был чистым и мелким, а камней и ракушек в нём не встречалось.

Настройка климата и вовсе никаких вопросов не вызвала. На реальном тропическом острове ночью наверняка пришлось бы немного помёрзнуть, а днём – страдать от жары; но в Универсуме я был полным хозяином своего мира и собирался использовать свои возможности на всю катушку. Во-первых, никаких штормов и ураганов, никакой пасмурной погоды! Для разнообразия можно допустить небольшие тучки и тёплый кратковременный дождик раз в несколько дней, но не более. Во-вторых, никаких температурных перепадов! Устроим себе вечное и стабильное лето, +25-30 днём и +20-25 ночью – самые что ни на есть комфортабельные условия для круглосуточного проживания.

Собственно, Универсум уже можно было запускать – исходных данных было вполне достаточно, чтобы сформировать реальность, которая станет для меня вторым домом. Однако в последний момент мне в голову пришла ещё одна идея – напрочь избавить свой мир от фауны, за исключением необходимых микроорганизмов; как ни крути, полностью стерильный мир для жизни непригоден, а вот надоедливые насекомые и ядовитые океанские твари мне совершенно без надобности. И уж коль океан у меня тоже будет необитаемым, я добавил в свою картину мира последний штрих – сделал воду в нём пресной и более того, пригодной для питья, превратив его таким образом в огромную ванну. Хоть я и не умею плавать, но поплескаться у берега – почему бы и нет?

И лишь после этого я, облизнув внезапно пересохшие губы, отдал на терминале команду сформировать сконструированную мною реальность. Почему-то меня совсем не удивил тот факт, что много времени это не заняло – уже через пару секунд терминал пискнул, извещая, что мой личный мир создан, и от волнения у меня вдруг так прихватило живот, что я лишь каким-то чудом не наложил в штаны. Подумать только – ведь я сейчас стою на пороге новой эры! Впереди у меня – целая вечность, и эту вечность я могу наполнить всем, чем пожелаю, а это означает свободу, полную и абсолютную. Мне не придётся думать о хлебе насущном – в любой момент я могу создать для себя самую изысканную еду, какую захочу, и наесться до отвала; месяцы, годы и даже десятилетия я могу потратить на развлечения и на безделье, ни в чём себе не отказывая и лишь время от времени возвращаясь в реальный мир, чтобы не забыть, как выглядят друзья и близкие.

Млея от предвкушения, я на ватных ногах подошёл к заветной коробке и медленно открыл крышку. До инициализации Универсума сделать этого было нельзя – конечно же, в самом начале я не удержался от искушения и попробовал, но у меня ничего не получилось; а вот сейчас невзрачная картонная крышка откинулась легко и свободно. Заглянув в коробку, я увидел творение рук своих – и это было так фантастично, что на мгновение я зажмурился.

– Охуеть, – выдохнул я, вкладывая в матерное слово всё своё удивление и восхищение.

Внутри коробка оказалась не квадратной, а круглой и больше всего походила на обычный канализационный колодец; ведущая вниз железная лестница лишь усиливала это ощущение. Но то, что я видел на самом дне, совсем не было похоже на канализацию – там я видел светлый, почти белый песок, песок на своём собственном острове. Нижний конец лестницы был в него глубоко вкопан – но и это было не самое удивительное.

Гораздо необычнее было то, что я воочию увидел, как выглядит искривлённое пространство. Хотя высота коробки, как я уже говорил, была сантиметров сорок, высота лестницы составляла не менее пары метров; казалось, что она уходит к соседям на нижний этаж. Чтобы избавиться от этой иллюзии, я машинально подвигал коробку по полу – и лишь в следующую секунду осознал, что только что подвигал по полу целую вселенную. Мне хотелось кричать и прыгать до потолка от радости, но вместо я вновь медленно произнёс:

– Охуеть.

Всё, что от меня требовалось – спуститься по лестнице, но от волнения меня всего трясло, и вход в Универсум пришлось отложить на несколько минут – для того, чтобы выкурить сигарету, успокоиться и собраться с мыслями. Затем, прихватив терминал и инструкцию, я вновь подошёл к коробке и почти минуту завороженно смотрел внутрь, пытаясь представить, каков будет этот песок на ощупь.

Обычно дома я в любое время года ходил в трусах; не был исключением и сегодняшний день. На мгновение у меня мелькнула глупая мысль – а не одеться ли мне перед тем, как отправиться в Универсум? Но тотчас я понял, что это идиотизм – там тепло и даже немного жарковато, к тому же нет никого, ни единой живой души; а самое главное – я в любой момент могу создать там какую угодно одежду, если мне вдруг по какой-то причине захочется это сделать. Глубоко вдохнув, я шагнул в коробку и стал аккуратно спускаться по отвесной лестнице, стараясь не выронить инструкцию и терминал; всё это время в моей голове билась лишь одна мысль – неужели сбудутся мои самые смелые мечты?

Наконец, мои босые ноги коснулись песка; он действительно оказался очень мягким, но ещё и горячим – моим первым побуждением было подняться наверх и захватить тапочки, которые я так неосмотрительно скинул перед тем, как спускаться по лестнице. Но тут же я вспомнил, что в этом мире должен быть всемогущим – так что мне стоит создать такую банальную вещь, как пляжные шлёпанцы? А заодно и проверю, действительно ли мои способности – правда, а не плод больного воображения.

Мои ноги по щиколотку утопали в песке; к счастью, он был не настолько горячим, чтобы обжигать, но ходить по нему босиком было всё же некомфортно. Переминаясь с ноги на ногу, я невольно прикрыл глаза и сосредоточился, мысленно представив себе самые обычные резиновые шлёпанцы моего размера. Мне показалось, что ничего не произошло – по крайней мере, я ничего не заметил; но когда я открыл глаза, сердце от восторга чуть не выскочило у меня на груди – прямо передо мной на песке, словно брошенные небрежной рукой, лежали шлёпанцы. Чёрт возьми, они были именно такими, какими я их себе представлял! И даже того же цвета – голубого; хотя задним числом я понимал, что не задавал цвет умышленно, скорее, он представился мне на уровне подсознания. Но самое главное – до чего же легко и непринуждённо у меня всё получилось, словно я всю жизнь создавал предметы из ничего!

– Вау! – торжествующе заорал я, даже не пытаясь скрыть переполнявшую меня радость. – Я сделал это! Я всемогущ!

Торопливо сунув ноги в шлёпанцы, я аккуратно сложил на песок терминал и инструкцию и наконец-то огляделся по сторонам. Да, всё было именно так, как я задумывал! Справа от меня до самого горизонта простирался спокойный лазурный океан, сверкая и искрясь под ярким солнцем; до воды было, наверное, метров двадцать. Слева, согласно моим пожеланиям – далёкие лесистые холмы; судя по той карте, что я нарисовал в терминале – до них около километра, а остальное пространство между холмами и пляжем поросло высокой зелёной травой. Странный, нелогичный пейзаж – вряд ли где встретишь такой в реальности; но ведь это Универсум!

Глядя на широкую песчаную полосу, убегающую вдоль берега к горизонту, я вдруг отчётливо осознал, что в этом мире я являюсь единственным живым существом. Как же, оказывается, сладко ощущать такое истинное, поистине космическое одиночество! В обычном мире я никогда не испытывал такого – даже если я был дома один, то знал, что за стенкой ходят соседи, а если выгляну в окно, то непременно увижу других людей. И только здесь я точно знал, что никого не встречу – я один, совершенно один!

– Ох ты бля! – громко, во весь голос, сказал я; почему-то мне нравилось от души материться, зная, что никто меня не услышит и не подумает обо мне лишнего. – Я хуею! Я просто хуею!

Мой мир понравился мне сразу же, с первого взгляда – хотя бы уже потому, что он был мой, собственный. В нём не было ничего лишнего – можно сказать, я выдержал его в стиле минимализма, и такая первозданная чистота завораживала. Песок, вода и небо – именно на этом фундаменте я построю свою новую жизнь; точнее, одну из своих новых жизней.

Впрочем, одна вещь нарушала природную гармонию – как ни странно, это был вход в Универсум, который теперь следовало считать выходом. Выглядел он совершенно фантасмагорично и ни на что не похоже; лестница, по которой я спустился, не претерпела никаких изменений и всё так же незыблемо торчала из песка, а вот верхний её конец был увенчан широким металлическим кольцом, так что в целом вся эта конструкция отчасти напоминала баскетбольный щит. Несомненно, кольцо – это и был тот самый колодец, из которого я спустился; по сути, я видел сейчас ту самую коробку, которая стояла на полу моей комнаты, только смотрел на неё уже с другой стороны – из Универсума.

Я уже догадывался, что увижу, если загляну в этот нереальный колодец снизу. Так оно и оказалось; высоко вверху светлело белое пятно – потолок моей комнаты, находившийся сейчас примерно метрах в трёх от меня, как будто я смотрел на него, лёжа на полу. Я невольно представил, как дико выглядел бы со стороны мой выход из Универсума; вот я поднимаюсь по лестнице, постепенно в кольце скрывается моя голова, потом плечи, потом туловище – но сверху из кольца я так и не появляюсь! Воистину, пространство на стыке двух миров было склеено самым причудливым образом.

В другое время я бы поразмышлял о том, что представляет собой этот колодец с точки зрения физики и что происходит в тот момент, когда я пересекаю границу реальности. К слову, если верить инструкции, движение в этом колодце было фактически односторонним – я мог пронести в Универсум любую вещь из обычного мира и потом без проблем вынести её назад, но вот предметы, созданные здесь силой мысли, забрать с собой было невозможно. Своя логика в этом была – не зря ведь в брошюрке упоминались законы сохранения; не будь этого ограничения, ничто не помешало бы мне, например, создать тут кучу денег и сделаться в своей реальности миллионером. Несомненно, с этой точки зрения Универсум был хорошо продуман, но для себя я отметил, что нужно будет как следует проштудировать раздел с описанием пространственно-временных эффектов при переходе, дабы исключить возможные неприятные сюрпризы.

А пока что мне предстояло сделать последний шаг. Сейчас, пока колодец был открыт, искривление времени не работало – пока я любуюсь тут красотами, часы в моей комнате исправно продолжают отсчитывать минуты и секунды; ну что ж, пора, наконец, заморозить время.

Опустившись на колени, я откинул крышку терминала, и он вновь не обманул моих ожиданий – теперь на нём была ярко подсвечена кнопка с надписью «Включить режим изоляции». От волнения у меня в очередной раз скрутило желудок; я аккуратно прикоснулся к сенсорному экрану терминала, нажимая на кнопку, и тут же посмотрел вверх – мне хотелось увидеть, как закрывается колодец. Почему-то мне казалось, что он перекроется физически – каким-нибудь люком, например; но вместо этого я увидел, как потолок моей комнаты начал меркнуть. На долю секунды я вдруг испытал дикий, безотчётный страх; мне показалось, что я уже никогда отсюда не выберусь, но это была всего лишь инстинктивная реакция подкорки, ошеломлённой таким вопиющим нарушением законов мироздания. А разум услужливо напомнил мне фразу из инструкции – Универсум абсолютно безопасен для своего владельца.

Когда я вновь посмотрел вверх, то уже ничего там не увидел – в глубине колодца была лишь чернота, а это означало, что с этого момента время для меня остановилось. Я могу делать сейчас всё, что мне заблагорассудится – валяться на песке, плескаться в океане, завалиться спать; но когда я выключу режим изоляции и вновь поднимусь по лестнице в свою комнату – часы будут всё так же показывать без пяти минут двенадцать, и ни одна живая душа в мире даже не догадается, как я провёл время. Самое интересное, что даже загара у меня не будет – ведь выход из Универсума сделает меня в точности таким, каким я в него уходил.

Отложив терминал, я поднялся во весь рост и с наслаждением потянулся, всерьёз ощущая себя богом, которому сейчас предстоит обустроить сотворённый им мир. И неважно, что боги не носят семейные трусы и пляжные шлёпанцы – я всемогущ, и это главное.