Начало

Как обычно, Маша Иванова вышла из офиса в начале шестого. Промелькнул ещё один рабочий день, приближались выходные, и по этому случаю настроение у Маши было приподнятое. Впрочем, каких-то особых планов на этот вечер у неё не было. Остаток дня она собиралась провести с книжкой в обнимку, ну и, быть может, посмотреть телевизор – если будет настроение.

Конечно, такое времяпрепровождение больше подошло бы разведёнке или старой деве, а не молодой девушке двадцати пяти лет – именно столько исполнялось Маше через пару месяцев. Но она всегда была немного не от мира сего, прекрасно это сознавала и ничего в себе менять не собиралась. Её не интересовали ни шумные гулянки, ни ночные клубы, ни прочие атрибуты молодёжной жизни, да и в больших компаниях она чувствовала себя неуютно. Одним словом, типичный интроверт, как выражаются психологи.

Возможно, причина крылась в характере Маши. Всю жизнь она была тихой, скромной и незаметной, эдакой серой мышкой, живущей в мире своих фантазий. Играла свою роль и внешность – конечно, никому в голову не пришло бы назвать Машу страшненькой, но и особой красотой она тоже не блистала. Обычная миловидная блондинка, худенькая и неброская, с длинными волосами, которые лишь подчёркивали её женственность. Впрочем, своя наружность Машу тоже вполне устраивала. Разве что задница ей всегда казалась великоватой, но не до такой степени, чтобы садиться на диету или бежать в спортзал.

Неудивительно, что и жизнь Маши текла размеренно, без особых взлётов и падений. Последние несколько лет девушка трудилась бухгалтером в небольшой фирме, и начальство было от неё от в восторге – умна, аккуратна, никогда не просит о повышении зарплаты. Но деньги для Маши особой роли не играли. На съём однокомнатной квартиры ей вполне хватало, а скромная жизнь без излишеств не требовала особых трат. За модой Маша тоже не гналась, одевалась чистенько, но скромно – тургеневская барышня, да и только.

Так же спокойно было у неё и в личном плане. Ни о каких служебных романах речи не шло – коллеги считали её очень правильной и скучной, чуть ли не потенциальной старой девой. Тем не менее молодой человек у Маши всё же был, и плотских удовольствий она отнюдь не чуралась. Но секса раз в неделю, по выходным, ей хватало выше крыши. Гораздо интереснее устроиться на весь вечер с книжкой в кресле и забыть обо всём.

Как уже говорилось, именно этим Маша и собиралась сегодня заняться. Единственное, что портило ей настроение, так это жара – лето было в самом разгаре и явно собиралось проверить на прочность жителей большого города. Температура зашкаливала за тридцать, к вечеру даже асфальт становился мягким. И если в офисе ещё кое-как спасал кондиционер, то о дороге домой Маша думала с содроганием. Дойти по такой жаре двести метров до автобусной остановки – ещё куда ни шло. Но ведь потом придётся целый час ползти по пробкам, а в битком набитом салоне такая духота, что пот моментально начинает лить ручьями.

Именно пот больше всего раздражал Машу. Будучи от природы чистюлей и аккуратисткой, она немало времени уделяла личной гигиене. Дезодорант и влажные салфетки никогда не покидали её сумочки, но сейчас толку от них было мало. Не спасала и лёгкая одежда – белая блузка без рукавов и серая юбка. Маша уже в который раз подумала о том, что в шортах и просторной майке чувствовала бы себя получше, но ходить на работу в таком виде было для неё совершенно неприемлемо. Поэтому приходилось страдать, утешая себя мыслью о том, что через час можно встать под прохладный душ.

Был и ещё один вариант – поехать на такси. Наверняка там будет кондиционер, а если даже и нет, то можно просто открыть форточку, всяко лучше, чем в автобусе. Но после короткой внутренней борьбы Маша решительно отмела эту мысль. Стоит только дать слабину, а завтра ей опять захочется поехать на такси, и послезавтра тоже. Вот только её скромная зарплата такой роскоши не позволяет, поэтому нет смысла привыкать к хорошему. Уж как-нибудь потерпит она изнуряющую духоту, не в первый раз.

Придерживая висящую на плече сумочку, Маша шагала к остановке. Она привыкла ходить быстро, но по такой жаре приходилось себя сдерживать. И всё же она чувствовала, как первые струйки пота медленно ползут по спине, а подмышками, несмотря на дезодорант, становится горячо и влажно. Вот незадача! Хуже всего для Маши было сознавать, что она, молодая девушка, сейчас банально воняет – так же, как и все остальные. Ужас до чего неприлично, и никуда от этого не денешься.

– Ой, а можно вас на минуточку? – вывел её из задумчивости чей-то голос.

Вздрогнув, Маша повернула голову. Рядом с ней на обочине стоял автомобиль унылого серого цвета – не из дорогих, но и не колымага. Из пассажирского окна тянула голову вихрастая девица с намерением что-то спросить.

В первое мгновение Маша немного напряглась. Будучи умной и осторожной, она прекрасно знала, что порой такие контакты кончаются крупными неприятностями. Но тут же Маша вспомнила, что сейчас ясный солнечный день, вокруг полно народа, и вряд ли кому-то придёт в голову дурацкая мысль заталкивать её в машину на виду у всех. А приглядевшись, она и вовсе успокоилась. Мужчин в салоне не наблюдалось вообще, за рулём сидела ещё одна девушка. Обе были ровесницами Маши, а может, и моложе, поэтому настороженность тотчас уступила место любопытству.

– Да? – вежливо спросила Маша, подходя поближе. – Вы хотели что-то?

Ремень сумочки она всё-таки стиснула в руке покрепче – на всякий случай, мало ли что на уме у других людей. Пассажирка выглядела симпатичной и вполне безобидной, но Маша чисто по-женски сразу отметила, что голову та не мыла минимум несколько дней. Фу, и как можно быть такой неопрятной? Тем более в такую погоду, когда к концу дня всё тело липкое от пота и чешется… Ладно, в конце концов, это не её дело, у всех людей свои представления о чистоте.

Девица, шмыгая носом, тотчас начала тараторить, и из её многословных объяснений Маша уразумела, что они с подругой приехали сюда из соседнего городка по делам и просто-напросто заблудились. Причём заблудились, похоже, серьёзно, потому что адрес, который им был нужен, находился совсем недалеко от Машиного дома. А это хоть и не другой конец города, но тоже не особенно близко.

– Да это ж рядом со мной, – так и сказала Маша безо всякой задней мысли. – Ехать только долго будете – пробки, дороги забиты все.

Она старательно начала объяснять девушке, как доехать, где и куда сворачивать, по каким приметам ориентироваться. Та страдальчески хмурила лоб, пытаясь уложить в голове всю эту кучу подробностей, а потом с досадой воскликнула:

– Блин, да что ж такое! Запуталась уже, когда направо, а когда налево…

– Топографический кретинизм у тебя, вот что, – отозвалась её подруга. – Да и у меня тоже, если честно… Девушка, а карты у вас нет случайно? А то б хоть нарисовали.

Разумеется, карты у Маши не было, и она виновато развела руками, но тут пассажирку осенила блестящая идея. Чуть ли не умоляюще взглянув на Машу, она торопливо предложила:

– Слушайте, а вы ж сказали, что живёте там где-то по соседству? Так давайте мы вас тогда подвезём просто, а вы нам дорогу покажете, и всем хорошо будет. Денег никаких не возьмём, конечно, просто надо нам туда позарез, понимаете?

Маша заколебалась. Заманчиво, конечно, доехать до дома не в душном автобусе, а на машине, с комфортом. Да и быстрее опять же, несмотря на пробки. А с другой стороны, вот так запросто садиться к совершенно незнакомым людям… Элементарные правила безопасности Маша накрепко помнила ещё со школы и всегда старалась им следовать.

Вздохнув, она вытерла пот со лба, ещё раз представила себе битком набитый салон автобуса и приняла окончательное решение. В самом-то деле, какая опасность может исходить от двух молодых девушек, её ровесниц? Разве что им взбредёт в голову ещё кого-то подсадить по дороге. Но тогда Маша просто-напросто дальше с ними не поедет. Сошлётся на внезапно вспомнившееся дело, выйдет, да и всё.

– Ну ладно, – кивнула она, наконец. – Я вам тогда один объезд покажу, про него мало кто знает. Да и пробок там особых нет.

– Ой, вот спасибо!

Пассажирка шустро выскочила из машины и пересела назад, а Маша устроилась впереди. Не успела она толком пристегнуться, как водительница газанула, лихо тронулась с места и уверенно влилась в поток.

О своём опрометчивом решении доехать до дома с ветерком Маша пожалела практически сразу. Во-первых, внутри оказалось ещё жарче, чем на улице. Чувство было такое, словно работает печка, но кому может придти в голову включить её в середине лета?! А во-вторых, как следствие, в салоне висел густой, терпкий запах пота и ещё чего-то, наводившего на мысли о туалете. Маша, чистоплотная до брезгливости, отвернулась лицом к отрытому окну, чтобы был хоть какой-то продых, и с ужасом думала, зачем она вообще согласилась сюда сесть.

Правда, любопытство всё-таки брало своё, и краем глаза Маша украдкой рассматривала девицу, уверенно крутившую руль. Одета она была, мягко говоря, странно – в чёрную юбку и плотную коричневую рубашку навыпуск; да и её подруга, кажется, в таком же наряде. И это едва ли не в сорокаградусное пекло! А может, они обе простыли? Не зря ведь и та, и другая не переставая хлюпают носами. Высморкались бы, что ли, уже…

Однако, по мнению Маши, никакая болезнь не могла служить оправданием тому, чтобы начисто забыть о гигиене. А с этим у девушки за рулём были явные проблемы. Мало того, что от неё мощно несло потом, так ещё и в сальных волосах отчётливо просматривалась перхоть. Более того, когда она подняла руку, чтобы поправить зеркало, Маша углядела у неё подмышкой большое тёмное пятно. Кошмар… Из какой деревни они вообще приехали, если даже про антиперсперанты не в курсе?

Чувствуя, что её сейчас стошнит, Маша торопливо отвернулась и уставилась в окно. Ей и в голову придти не могло, что среди девушек встречаются такие неряхи. И ведь не бомжихи какие-нибудь, а вполне приличные, с машиной. Ну да ладно, полчаса в их обществе она как-нибудь потерпит, а потом скорее в душ, в душ! И, разумеется, голову тоже надо помыть – сейчас Маша делала это дважды в день, утром и вечером.

Того, что произошло дальше, она никак не ожидала. Точнее, Маша читала про такие случаи в криминальной хронике, но никогда не думала, что это случится именно с ней, да ещё в столь безобидной ситуации. Что-то кольнуло её в шею, мир померк перед глазами, и она провалилась в чёрную, леденящую пустоту.