Перерождение садистки

Когда я примерно с год назад начал сочинять «Рождение садистки», то сам ещё не знал, во что всё это выльется. Исходно я хотел показать в этой истории свою бывшую коллегу Машу – разумеется, в самых нелицеприятных ситуациях, как того и требуют законы порнонуара.

О самой Маше я, возможно, как-нибудь расскажу более подробно в одной из будущих статей. Сейчас же достаточно упомянуть лишь о том, что она всегда возбуждала меня своей незаметностью, скромностью и невинностью. Не исключено, что невинность была кажущейся – у меня не выдалось возможности это проверить. Но именно такая тихая и правильная девушка, как Маша, лучше всего подходила на роль главной героини.

Поначалу работа над романом именно в таком ключе и продвигалась. Я набросал черновики первых глав, в которых Машу похищали и увозили в какое-то чудовищное место – настоящий ад, я бы сказал. До этого момента приставка «порно» вполне себя оправдывала. В этих главах было и сексуальное насилие, и психологическая ломка, и физиологические нюансы – словом, всё то, чем славится порнонуар.

Единственное, что смущало – у меня самого не было ответа на вопрос, что же это за место такое, где из славной тихони Маши пытаются сделать жестокую садистку. Всё происходящее отдавало какой-то фантасмагорией, нереальностью. И вдруг меня осенило. Почему бы не предположить, что загадочная Цитадель представляет собой ад не в переносном, а в самом что ни на есть буквальном смысле?

А дальше случилась неожиданная вещь – обычный порнороман вдруг начал приобретать философскую глубину. Сразу же сделалось понятно, почему именно Маше предназначено пройти всю Цитадель снизу доверху. Ведь именно такие, как она – добрые, светлые, ведущие правильный образ жизни – представляют особую ценность для Князя Тьмы. Именно такие становятся наиболее эффективными его слугами, если обратить их ко злу.

Самое забавное, что эта концепция объясняет даже самые мелкие детали – например, почему в Цитадели всё время жарко и душно. Замечательно также укладываются сюда грязь, как в прямом, так и в переносном смысле, и прочие физиологические подробности.

Попутно обнаружилась и ещё одна символика. Та инфернальная реальность, в которой существует Цитадель, выглядит перевёрнутой для нас, жителей обычного бренного мира. И если для читателя Маша морально падает, спускаясь на всё более низшие уровни, то для обитателей Цитадели картина совершенно иная – героиня растёт, поднимаясь всё выше и выше, с каждой ступенью приближаясь к Князю Тьмы.

Вот такая трансформация произошла с романом. Поэтому новые главы я сейчас пишу с учётом вновь открывшихся обстоятельств, а старые, скорее всего, придётся частично переписывать. Да и само название стало неактуальным, поскольку уже не отражает в полной мере идею книги. Ведь Маша не просто превращается в грязную садистку, не ведающую жалости. Нет, размах гораздо шире – по сути, она приобщается ко Злу, становится его частью. И для меня, как для автора, наиболее интересно показать её духовное перерождение, падение моральных барьеров, высвобождение тех тёмных и низменных инстинктов, что дремлют глубоко внутри каждого человека. Насколько мне удастся справиться с этой задачей – судить читателям.